К 800-летию со дня рождения благоверного великого князя Александра Невского

Святого благоверного великого князя Александра Невского память празднуя, лик его, небесною славою сияющий, в уме носим и, любовию сердечною его объемля, молим святого – да будет он для нас во всем ходатай и помощник. Смотрит с неба на нас святой благоверный великий князь, или теперь среди нас – ходит и ищет, кому бы чем помочь можно было. Смотрит на помышления, – и своим невидимым влиянием готов неправые отогнать, а правые укрепить. Смотрит на движения сердца, – и своим святым дыханием хочет нечистые попалить, а чистые трезвеннейшими и святейшими соделать. Видит нераскаянного, в пороке погрязающего, – и хочет умягчить его сердце и привить сокрушение и раскаяние. Видит скорбящего, – и утешение ему излить в сердце благожелательно пытается.

Видит обиженного, – и терпением его воодушевить старается. Видит в нужде сущего, – и ищет, чье бы сердце подвигнуть на помощь ему. Внемлем же сим небесным наитиям от святого, и дадим ему возможность сделать доброе в нас нам, и чрез нас – другим. Вой ди теперь всякий в себя и смотри: есть там противление греху и страстям?

Это святой благоверный Александр Невский внушает тебе: «Восстань, наконец, против этой язвы, снедающей тебя; я помогу, и вместе одолеем». Есть порывание на укрепление себя в благих расположениях подвигам благочестия? Это он говорит душе: «Начинай, – я с тобою: ныне время благоприятно». Вспадает мысль – помочь кому чем? Это от него – он говорит: «Помоги, я буду тебе должник и возвращу – с избытком».

Послушаем сего утешительного гласа, и все благое, теперь в сердце возникающее, положим исполнить, – и тем возрадуем святого Александра, труды его – около нас для нас же, – не праздными соделывая. Что до него самого, то он тотчас готов бы всех нас переделать, и из грешников обратить во святых. Да нельзя сего сделать без нас. Он может мысль дать и помочь исполнить ее, но нам надо принять мысль, решиться действовать по ней и приступить к делу. Как только примем мысль и, хоть малый, употребим труд по ней, он тотчас к нам придет со своей помощию. Не будь сего, – не чему в нас оказать ему помощь, – и он отходит от нас, скорбя: ибо он есть помощник наш, а не делатель за нас.

Как же ему должно быть скорбно и больно, когда, обходя нас с таким распространенным к нам сердцем, он лишен будет возможности сделать для нас что-либо, и как бы отвержен со своими милостями и дарами, – скорбно не потому, что надо раздать, а потому, – что иному ничего нельзя дать.

Вот мы ныне прибегаем к нему с молитвами и просим его. Но мало просить, надо и самим напрягаться на просимое. Если одолевает тебя какая страсть, – и ты молишься: «Святый благоверный великий княже Александре, помоги мне», – а сам и в мыслях не имеешь вооружиться против страсти; то он не поможет тебе: ибо если б он сам за тебя одолел твою страсть, то он не помог бы тебе, а действовал за тебя. А этому не следует быть между разумными тварями. Тут всякий сам действует, а другие только помогать ему могут. Так, просить – проси, и верь, что придет помощь, – только и сам употреби труд на то, о чем просишь.

Рассказывают, что в египетских пустынях жил инок, которого одолевала одна страсть. Пришел он к святым старцам, открыл им немощь свою и просил помолиться. Они по обычаю назначили пост и молились. Когда потом пришел тот инок, они спросили его: «Что, теперь легче ли?» – «Нет, – говорит, – все попрежнему».

Святые старцы опять стали молиться, но когда пришел тот инок, у него опять было все по-прежнему. Старцы в третий раз помолились, и это не помогло. Тогда они помолились уже не об иноке, а о том, чтоб им открыто было, что такое значит, что молитва их не приемлется. И было им открыто: потому не слышится молитва, что этот инок сам лелеет свою страсть и не борется с нею.

Тогда старцы позвали его и сказали: «Поди прежде вооружись сам против страсти и употреби свой труд к преодолению ее; тогда и наша молитва поможет тебе, а без этого хоть все святые – и земные и небесные – станут молиться о тебе, помощи никакой не будет».

Закон сей один, – как тогда, так и теперь, так и во всякое время. Вот и у нас теперь – помощь готова: среди нас святой благоверный великий князь Александр. Но заставим мы его отойти от нас, ничего для нас не сделавши, если он ни в мыслях, ни в желаниях наших не встретит напряжения на то, что получить от него нам потребно.

И скорбно ему будет, но отойдет так. Положим же, все внушаемое нам благое, – исполнять, – против же всего недоброго вооружимся. Тогда и помощь получим и святого благоверного великого князя Александра Невского возвеселим, – тем, что дадим ему приступ к себе самим и возможность излить на нас дары свои. Придите же, понудим себя долее пребыть в сем духовном союзе и усладим себя вращанием ума и сердца своего в кругу его.

Правила жизни святого Александра суть правила Евангелия. От юности возлюбил он Христа, – вот вам образец, юноши и девы! Образец был он – словом, житием, любовию, верою, чистотою и говением, – вот вам пример, мужи и жены! После сына покорного и семьянина мирного, он правитель правосудный, князь многопопечительный о народе, – вот вам руководство, устроители благоденствия народного! Настройтесь так все – каждый в роде своем, и – подражатели бывше святому Александру, как он Христу, услышите от него: «Вы утешение мое!» Дух святого Александра есть дух Христов, – не дух мира… но дух, иже от Бога (1 Кор. 2, 12), дух самоотвержения и самораспятия, принесший себя любовию в жертву Богу и братьям.

День и ночь он в труде, – то внутри, то на краю западном, то на краю восточном, – и везде не своих си ища, но яже ближних смотряя, и притом все во имя Господа, на Коего уповая, не изнемогал, и Коим укрепляясь, всякие стены препятствий преходил, живот свой сокровенным имея со Христом в Боге. Настройтесь так, и, как подобницы святому Александру, услышите от него: «Вы венец похваления моего!» (1 Сол. 2, 19).








index#177:212